25 октября 2017, 01:57

ГОРСТЬ РОДНОЙ ЗЕМЛИ

ГОРСТЬ РОДНОЙ земли

Баира Бальбурова

Сценарий короткометражного фильма

нат. берег реки. день

Летний день клонится к закату. Только что прошел дождь, вдалеке гремит гром. Временами скрываясь за облаками, над косыми силуэтами гор выглядывает яркое солнце. На берегу реки растут три сосны. На ветвях завязаны цветные ленточки. С иголок свисают капли воды, светятся, переливаются радужными цветами. Прижавшись к мокрому стволу дерева, молча стоит ЖАРГАЛМА – маленькая ухоженная женщина средних лет. На ней сливочного цвета брючки, светлая джинсовая рубашкя свободного покроя.На плечах -легкая ветровка. Кругом нет людей, лишь негромкие звуки природы нарушают тишину. Слышно, как журчит река, в ветвях деревьев чирикают воробьи. От дуновения ветерка с деревьев на Жаргалму водяной пылью летят капли. Она смеется, опрокидывая голову, пытается поймать ртом капли.

ЖАРГАЛМА.
Боже, сколько лет прошло…
Как давно вас не видела…

Поворачиваясь вокруг ствола дерева, подходит к другому, опять прижимается щекой.

ЖАРГАЛМА.
Золотые мои сосны, как вы ывросли.
Изумрудные мои, какое счастье вас видеть…

Останавливается, достает из кармана пакет и маленькую лопатку, набирает в пакет немного земли под сосной. Когда встает, начинает звучать нежная мелодия чанзы. Она прижимает руки к сердцу.

ЖАРГАЛМА.
Что же так сердце болит?

Растирает область сердца, прижимается лбом к дереву. Музыка звучит громче и напряженно.

ЖАРГАЛМА.
Когда-то клялась, что
никогда сюда не вернусь…
Никогда… Глупая

За деревьями появляется силуэт хромоногого мужчины. Мужчина останавливается и пристально смотрит на Жаргалму Это ЗАНДРА. Старое, испещренное глубокими морщинами шрамами лицо выдает многое испытавшего человека. Музыка смолкает.

ЗАНДРА.
Жаргалма?!

Жаргалма отскакивает от дерева, спотыкается, падает, стремительно поднимается и пятится назад. Зандра делает шаг в ее сторону.

ЗАНДРА.
Жаргалма, это ты?

Жаргалма, одновременно пытается отряхнуть брюки, поправлять волосы и потрясенно молчит.

ЗАНДРА.
Это я, Зандра. Не бойся.
Здравствуй.

ЖАРГАЛМА.
Зандра, ты. Здравствуй.
Как же ты… Мне сказали, что ты
безвыездно, на гурту…

ЗАНДРА.
Я не знал, что ты здесь…

Жалгалма судорожно глотает слюну и пытается подбирать слова. Подходит к Зандра, не отводя взгляд от его лица, нерешительно останавливается.

ЖАРГАЛМА.
Зандра, как же ты… Что с тобой случилось?

ЗАНДРА.
Я тот же, только устал…

ЖАРГАЛМА.
Наши сегодня вечером
собираются в доме моей мамы…
Столько лет не видела их…

ЗАНДРА.
Я не могу при большом шуме…

ЖАРГАЛМА.
После Афгана…

Зандра устало садится на корточки, достает пачку сигарет, надкусывает кончик, курит. Жаргалма протягивает руку. Зандра молча подает ей сигарету.

ЖАРГАЛМА.
Столько лет прошло после
Афгана… Не узнала бы тебя в другом
месте…

Жаргалма затягивается, надсадно кашляет и бросает сигарету. Высоко в небе воздух рассекают ласточки. Жаргалма протягивает ладонь к лицу Зандра и отдергивает.

ЗАНДРА
Ты не изменилась…

Негромкая музыка сливается со стрекотанием кузнечиков, издалека слышно мычание телят, лай собак. Зандра встает и подпирает спиной дерево

ЖАРГАЛМА.
Сто лет не была на родине… А ничего не изменилось. И воздух тот же. Господи, как я скучала. Эти звуки родины, запахи… Вчера по дороге останавливала водителя машины, на которой ехали, ложилась на землю, целовала, каталась по ней. Боже мой, такой запах ая ганги… нигде нет такого аромата.

Слышно переливчатое пение жаворонка, Жаргалма закрывает лицо руками.

ЖАРГАЛМА.
Мне необходимо было навестить родину.
Увидеть всех… И дочь… Оюна.
Она хочет познакомиться с отцом.

ЗАНДРА.
Дочь… Она ведь-моя?

ЖАРГАЛМА.
Ты до сих пор. Сомневаешься?

ЗАНДРА.
Ты писала, что она-не моя дочь.
Я любил. Я жить без тебя не мог.
Мы собирались пожениться,
а ты уехала насовсем.

ЖАРГАЛМА.
Однажды я шла к тебе и
из-за забора услышала брань
твоей бабушки. Господи, как
она меня… Подобранная
не пойми откуда, не понятно
какой крови… А я…, только тогда
узнала, что была детдомовской…

ЗАНДРА.
Прости меня. Прости, если можешь.

ЖАРГАЛМА.
Знаешь, я не обижаюсь.
Я благодарна за тот
случай. Иначе бы даже
образование не получила, и…

ЗАНДРА.
Я ходил к твой маме узнать
твой адрес. Она выгнала меня.
Мы могли вместе уехать…

ЖАРГАЛМА.
Мама. Мамочка моя.
Ты же знаешь, что она была
из репрессированных.
Мне не много рассказывала,
но она выжила после лагерей,
только уже никогда не могла родить.
А я, такая эгоистка, что даже рада этому,
иначе как бы она меня удочерила.

Жаргалма вытирает ладонью лицо, отворачивается к реке и слушает журчание воды.

ЖАРГАЛМА.
Помнишь, как ты меня учил
ходить по лунной речной дороге…
Вода была — как парное молоко.

Издалека слышен девичий окрик: «Мама!»
Зандра вздрагивает.

ЖАРГАЛМА.
Оюна, я здесь!

Прибегает запыхавшаяся ОЮНА – красивая длинноволосая девушка в джинсах и толстовке.

ЖАРГАЛМА.
Вот, доча… Ты хотела познакомиться с отцом…

Оюна мельком оглядывает Зандра. Он ссутуливается еще больше,не зная, куда девать руки, складывает в замок.

ОЮНА.
И что, что хотите сказать, мам? А…

Оюна смолкает, разворачивается и убегает.

ЖАРГАЛМА.
Ну вот, сбежала…

Зандра садится на корточки опускает голову. Солнце опустилось еще ниже, светит прямо над вершинами гор

ЗАНДРА.
Жаргалма…

ЖАРГАЛМА.
Прости меня, прости,
если можешь. Мама говорила,
душа мужчины так широка, что
поместит даже верблюда с возом.
Прости меня…

Нежно и в то же время величественно поет морин хур. В его звуках — и горечь о несбывшихся мечтах, и тоска о минувших счастливых днях, и прощение и надежда на продолжение жизни. Жаргалма подносит ладонь к лицу к Зандра, оглаживает пятерней наверх его спутанные волосы. Издалека слышан окрик Оюны: «Мама!»

ЖАРГАЛМА
Я возвращаюсь домой.
На работу пора. Оюна
останется здесь на месяц.
Береги ее, я не хочу,
чтобы она была одна.

Зандра молча смотрит на Жаргалмы. Осторожно берет ее за руку, подносит ее ладонь ко лбу, потом к губам. Жаргалма склоняет голову к груди Зандра, обнимает его.

ЖАРГАЛМА.
Помнишь, ты писал мне:
«ты мне родишь десять парней,
и дочь, будем вместе в снег и дождь.
А когда настанет время,
в землю нашу вместе уйдем…» Прости меня.
С парнями не получилось, только дочь.
Береги себя.

Доносится окрик «Мама!» Жаргалма уходит. Зандра вытирает лицо, вытаскивает из кармана пакетик и набирает земли.

ИНТ. ДОМ. ВЕЧЕР.

Скромная обстановка маленького деревенского дома. Свежеокрашенные подсиненной известкой стены, деревянный буфетик, круглый стол рядом с окном, две кровати по краям стены, сундук, божница, в середине домика-печка. На ней свистит пузатый чайник. Оюна рядом с кроватью упаковывает вещи в чемодан.

ОЮНА.
Мам, выброшу этот пакетик?

Жаргалма, с накинутым через плечо полотенцем, перебирает посуду в буфете. Испуганно вскидывает руки.

ЖАРГАЛМА.
И не вздумай, положь в чемодан!

ОЮНА.
Ой, ну не хватало тебе землю таскать.

ЖАРГАЛМА.
Доча, там всего лишь горсточка земли.
Родной земли. Она мне силу придаст.
Когда умру, положишь под мою голову…
Мне будет казаться, будто на родине лежу…

ОЮНА.
Ма! Что за ерунду говоришь?!

Оюна кидает пакетик в чемодан, закрывает.

ОЮНА.
Мама, а этот человек, похожий на…
Он мой отец?

ЖАРГАЛМА.
Да, дочь. Он твой отец.

Оюна кривит губы и молча задергивает занавески на окнах

ОЮНА.
Ужас. Я думала… Думала,
что у меня нормальный отец.
А тут… Бомж какой-то…

ЖАРГАЛМА.
Не смей. Не смей так говорить про отца!

ОЮНА.
А что. Ты никогда о нем
не рассказывала и вдруг
показываешь этого пьяницу
и говоришь– папа твой, полюбуйся!

ЖАРГАЛМА.
Ты ничего не знаешь, не суди.
Он был лучшим!

ОЮНА.
И что? Как он дошел до такой жизни?
Как можно себя довести до такого?

Жаргалма устало опускается на стул. Оюна продолжает возиться с оторванной занавеской.

нат. АЭРОПОРТ. РАННЕЕ УТРО.

Оюна выходит из такси. Таксист выходит, вытаскивает из багажника ее чемодан. Она расплачивается, идет в сторону аэропорта. Смотрит на часы, подходит с скамейке, набирает номер.

ОЮНА
Мамочка, привет, это я!
У меня пропущенный звонок,
ты только что звонила.
Там у вас ночь еще,
почему не спишь? На спится?
Мамочка, я скоро приеду!
Я в аэропорту,
скоро пойду на посадку.
Мам, я вообще не могла до тебя
Дозвониться, что случилось?
Я… мам, я проводила папу.
Мам, ты только не плачь,
я его достойно похоронила.
Как он просил, положила под
голову кулечек земли…
Да, да, он просил. Да, конечно,
я познакомилась с ним.
Он удивительный! Он меня познакомил
совсей родней. Мы ездили в дацаны,
на Байкал, это фантастика, мам!
Я даже начала понимать наш язык.
Мам, почему ты меня раньше
не научила родному языку?
Почему мы раньше
не приезжали на родину?
Почему не знакомила с отцом раньше?
Мам, мамочка, прости меня,
и я тебя тоже очень
очень люблю!
Что?! Операция завтра?!
Нет, мамочка, не сейчас!
Не буду никакую землю
под голову! Нет, ни за что!
Не сейчас! Не сейчас!
Дождись меня, мамочка,
дождись моих детей!
Мамочка, мы вместе приедем
на родину, вместе будем будем путешествовать…
На Аршан поедем, на Шумак,
Меркитские скалы, Алханай,
в Тугнуй- на Пять пальцев…,
Пожалуйста, мама, не уходи,
я не хочу быть одной,
жди меня, мама! Мамочка!

Продолжая кричать в телефон, Оюна бежит к дверям аэропорта. Приостанавливается рядом с Хүрдэ, крутит и торопливо забегает. Кругом разные люди. Гул машин, звуки аэропорта. Высоко на фоне неба появлятся самолет- за ним творожится надпись из облаков и дыма – «мы все возвратимся на родину». Виды прекрасной Бурятии с высоты.
КОНЕЦ

Поделиться:

Автор:

comments powered by HyperComments