31 октября 2021, 18:07

Художественное осмысление семейного начала в литературе Бурятии

Художественное осмысление проблем, раскрывающих роль и значение семьи в жизни отдельного человека, особенно активно происходит в литературе Нового и Новейшего времени. Осознание семейного начала становится важным компонентом в проблематике и структуре многих литературных произведений, и преимущественное внимание к этой теме ведет к становлению жанровой разновидности семейного романа. Тема семьи дает благодатный материал для того, чтобы показать различные аспекты человеческой жизни, раскрыть сопричастность личности миру социума. И в этой связи, семья должна стать тем первичным звеном, которое связывает человека и общество; поэтому семейная составляющая в литературе позволяет, с одной стороны, раскрыть ее психологическую глубину, с другой, ее социальную и историческую сущность, укрепить их синтез. Типологическое сходство в освоении семейного начала проявляется в различных сферах национальных культур, актуализируя общечеловеческий смысл данной темы.
В литературе Бурятии ХХ века также реализуются определенные общие закономерности в изображении семьи. В литературе ХХ века в целом, несомненно, есть произведения, где можно проследить процесс обретения семьи, равно как и ситуацию, когда «в семейный мирок врывается чужеродная сила, грозящая его разрушением». Причем исследователи, размышляя о функционировании этих противоположных разновидностей, считают, что «семейный роман ХХ века, пожалуй, ближе именно к этой второй традиции, поскольку большая часть подобных произведений демонстрирует распад идиллического мира семьи, семейных отношений под воздействием внешних (социально-исторических) факторов»¹.
В романе писателя Бурятии Исая Калашникова «Разрыв-трава» прослеживается судьба старообрядчества в драматических событиях ХХ века: революции, становлении советской власти, коллективизации, событиях Великой Отечественной войны на примере судьбы одной семьи. Показ судеб членов этой семьи на протяжении большого исторического отрезка, обращение к этой теме не случайно. Название старообрядцев Сибири как семейских обозначило и исторический момент, когда в гонениях на староверов, их ссылали семьями, но также и устойчивость традиционных ценностей в кругу семьи, ведь выжить в новых условиях, пустить корни на новой земле, сохранить веру было возможным при наличии крепкой опоры, какой является, по мнению автора, семья. Процесс разрушения семьи в романе «Разрыв-трава» раскрывается с первых страниц, он начинается с изображения смерти отца большого семейства: «…невозвратно ушла силушка, смерть стоит в изголовье и тихо ждет своего часа. Лежал он на старой кровати, на той самой, где родился. На ней и отец помер, и дед…»². Этот символический эпизод обозначил процесс распада большой патриархальной семьи, объединяющей три поколения одного рода. На рубеже ХIХ-ХХ веков, в ситуации исторического перехода, эти процессы происходят у многих народов Сибири. Судьбы трех братьев Игната, Корнея, Максима в бурных событиях времени складываются различным образом, их жизненные пути расходятся. Остро ставится в романе вопрос сохранения и бытования традиционных верований и уклада староверов, в мучительных противоречиях складываются разные мировоззренческие позиции членов некогда единой и неделимой семьи. Таким образом, преемственность поколений подрывается изнутри, семья как оплот разрушается тогда, когда теряется духовная связь между родственными людьми. Изображение семейных реалий позволяет И. Калашникову конкретизировать идею ментального сознания старообрядцев и проблему его сохранения в новых исторических условиях.
В это же время в произведениях бурятских писателей освоение темы семейного происходит при постижении социально-исторического смысла эпохальных событий, их значения для бурятского народа, становясь одной из граней тематики самых различных произведений.
Осознание семейных связей человека становится доминирующей, на наш взгляд, в творчестве бурятского прозаика Д. Эрдынеева, позволяя делать более широкие обобщения о духовной жизни своего современника. Роман писателя «Большая родословная» представляет собой сложный жанровый симбиоз семейного и производственного романа, что было свойственно традициям советской литературы. В силу этого, в романе выделяются такие черты семейственности, как изображения жизни представителей нескольких поколений одной семьи, системы персонажей, выстроенной по принципу родства, конфликта поколений. Писателю важно осознать судьбу национальных традиций в современности, ее ментального национального самосознания, так, традиционное для бурятского народа генетическое, родовое объяснение характера и сущности человека становится отправной точкой для дальнейших авторских размышлений — у всех героев Эрдынеева сильно это ощущение своей сопричастности семье, родовому.
Такие черты рода Арьятан, как властность, самолюбие, хозяйственность, стремление к материальному достатку получают идеологическую оценку писателя с точки зрения социалистической морали. В центре многих произведений писателя – момент внутреннего кризиса героя, сомнений и метаний, чаще всего он свойствен героям старшего поколения. В «Большой родословной» Арья – основатель рода переосмысливает свою прожитую жизнь, когда прежние ценности и идеалы представляются ему ложными, потому что он обнаруживает «одиночество» своего рода, его отчужденность от общества. «Когда я думаю о нашей семье, меня не покидает мысль, что у солнца есть не только восход и зенит, но, увы, и закат!»³ – эти слова Арьи показательны для его состояния. Конфликт, который зреет в душе героя, его несогласие со сложившимся укладом семьи, ментально отразились в духовных позициях его внуков Тучина и Балты. На таких структурных уровнях писатель идеологически опровергает традиционные представления о роде и семье. Так отрицательную оценку окружающих получают слова Тучина, сниженно выражающие национальные взгляды: «…если захотите узнать, почему у одних и скота полно, и хлеба, а другие каждую копейку считают, то поймете, что те, у которых всего в достатке, вышли из хороших, крепких семей. У них есть корни, есть своя родова….если родители лентяи, то и дети вырастут лентяями, как им ни помогай, как ни учи, останутся такими же голодранцами, не имеющими за душой ни гроша»³. Внутренний спор в душе Арьи ведет к его разрыву с семьей, с собственной женой Ади, но он не категоричен и не окончателен: в рамках семейного романа не может быть принципиально неразрешимого конфликта, семья как родовое сообщество призвана сгладить все противоречия..Сходны размышления Арьи в начале романа: «В жилах молодых течет его кровь…»³ и слова Ади перед смертью про свой род: « …он продолжается в моих детях, в их жилах бьется кровь моих предков…»³.
Представляется, что противоречивые чувства в душе героя, спор между различными принципами понимания человеческой природы (традиционно ментальным национальным и современным) отражает прежде всего спор в сознании самого художника, и это конфликтное состояние сознания претворяется в изображении кризиса героя. Идеологическая позиция писателя, таким образом, национальная ментальность художника выявляются на глубинных уровнях произведения, особенно ярко выражены в плане композиции. Ключевая тема Эрдынеева как тема рода и родового в человеке, осознание семейных отношений становятся основой создаваемой национальной модели мира.
В другой повести этого же автора «В тени старого дома» тоже в качестве активной поэтики берется композиция, она имеет кольцевой характер: в начале и в конце описывается, как перед смертью дед Амгалан повторяет слова: «Воздух какой чистый… Какой вкусный…»4. Внутри этих композиционных рамок история взаимоотношений отца и сына – своеобразный конфликт поколений, имеющий и идеологический смысл: Амгалан — крепкий хозяин, для которого превыше всего частные собственнические интересы, сын же Алдар критически относится к таким взглядам, для него на первом месте общественные интересы, работа в тылу ради общей победы. Амгалан не смог понять активной жизненной позиции своего юного сына, счел его чуждым по духу человеком. В результате таких разногласий тяжелым бременем ложатся на семью новые испытания: Алдар погибает от руки своего дяди Гонгора в перипетиях идеологической борьбы. В финале проясняется смысл тех предсмертных слов, с которых начинается повесть, старик повторяет последние слова сына, тем самым, приобщая себя к его духовной позиции, утверждая неразрывность кровной связи. Национальную модель семейного начала должна образовать, по мнению автора, безусловная ценность родственных, семейных связей человека в условиях нового времени.
Таким образом, возникает важный мотив прочности кровной связи, кровного родства, присущий ментально-родовому сознанию. В повести это представление реализуется в финале истории, когда Амгалан, отрекшийся от своего родного брата Гонгора, берет на воспитание его сына: «Да, он Тумэн, сразу видно, — удовлетворенно отметил старик. — И пусть возьмет лучшее от Тумэнов. Не бойся, сынок, ты не один, мы начнем с тобой новую жизнь…»4.
Литература Бурятии показала, на наш взгляд, различные модели формирования ментального самосознания в условиях семьи, семейного, родового. Изображение семьи помогает писателям решить проблему преемственности не только поколений, но и духовных традиций народа. В освоении семейной темы, как правило, воплощается и национальное самосознание художника.

Литература
1. История зарубежной литературы ХХ века. / Под ред. Л.Г. Михайловой и Я.Н. Засурского. – М., 2003, с. 47.
2. И.Калашников. Разрыв-трава. Улан-Удэ, 1989, с. 5.
3. Д. Эрдынеев. Большая родословная. М., 1983, с. 20-21; там же, с. 38; там же, с. 17; там же, с. 356.
4. Д. Эрдынеев. В тени старого дома. / Время покоса. Улан-Удэ, 1980, с.5; там же с. 55.

Ирина Булгутова доц БГУ д.ф.н.

Уран хүн

Поделиться:

Автор:

comments powered by HyperComments